Bessy Black
Мой дядя самых честных правил... а нечестных убивал.
Идея возникла случайно и практически на пустом месте.
Мнение автора может не совпадать с мнением героев.
Оридж, АУ, легкий гет, без названия.


Любой, кто может продать душу во имя любви,
способен изменить мир.
"Призрачный гонщик"


Чудесный теплый вечер, какие бывают на исходе июня.
Солнце садилось за горизонт, и в закатном свете все окружающее приобретало романтичную загадочность. Влюбленные парочки мало-помалу заполняли бульвары и набережные, разговаривая и смеясь, заставляя окружающих улыбаться и верить в хорошее. Нежный ветерок пробежался по траве, колыхнул листья, мягко, с любовью погладил волосы красивой девушки, что допивала свой кофе на террасе, и понесся дальше.
Кассандра как раз заканчивала ужин в своем любимом ресторане. Неспешно попивая кофе – немного сливок и ложка сахара – она размышляла о дальнейшем продолжении этого дня, начавшегося так удачно, и уже собиралась просить счет, как вдруг где-то далеко послышались странные хлопки, словно пробки вылетали из шампанского. Потом задрожала земля под ногами, мебель поехала по полу, а посуда срывалась с полок. Кассандра отбросила лишние мысли и через зал ресторана как можно быстрее выбралась на улицу, поскольку терраса находилась над морем, а плавать девушка, увы, не умела. Она уже достаточно пережила землетрясений и знала, что лучше оказаться на ровном и открытом месте – меньше риска быть заваленной обломками.
На городок упала тьма, резко, будто бы кто-то повернул выключатель. Не успев удивиться этому факту, Кассандра застыла от страха, глядя в дальний конец улицы. Там что-то взрывалось и горело – горело страшно, словно бы здания, машины, даже асфальт были вырезаны из бумаги, предварительно вымоченной в бензине. И это всепожирающее пламя стремительно рвалось к девушке, не оставляя никаких шансов спастись. И Касси узнала его, о да, сколько таких пожаров она успела повидать – и в "Знамении", и в "Рагнароке", и в "2020" – во всех фильмах, где человечество - по чьей-то злой воле или из-за собственной глупости, или даже нелепой случайности, - сгорало в пламени. Последнее, о чем она успела подумать, прежде чем лавина огня накрыла ее: "Боже, это конец".
И: "Кэлли бы оценила".

Калерия Бенеш в узких кругах была известна своей необъяснимой страстью к огню. По ее собственному признанию, она "купалась бы в пламени, если бы не риск сгореть".
Касси открыла глаза и с облегчением выдохнула, поняв, что это был дурацкий страшный сон. А чего ожидать – сегодня был первый день недели.
Кассандра Блэк никогда не любили понедельник. Вряд ли потому, что им заканчивался уикенд – Касси работала по свободному графику. И не потому, что в этот день выходили скучные "Ньюс" и "Трибьюн" - Касси никогда не читала ни ту, ни другую, так как за новостями политики и шоу-бизнеса обычно следила Кэлли.
И уж точно не потому, что пару месяцев назад вышеупомянутая Кэлли – подруга и напарница Касси – вознамерилась изменить прошлое, наплевав на предостережения и весьма неблагоприятные последствия такого вмешательства в тонкую ткань времени.
Девушка со стоном перевернулась на живот и глянула на окно. Сквозь плотно прикрытые шторы все же пробивался тонкий луч солнца, как бы намекая. Телефонный звонок окончательно похоронил все мечты Касси еще немного понежиться в постели. Девушка не глядя сняла трубку.
- Привет, дорогая! Все еще в постели? В такое чудесное утро?
- Здравствуй, Винг. Что случилось?
- Ты все о делах, - вздохнул Винг.
- А зачем еще ты можешь звонить в такую рань? – Касси села, накинула халат и вытянула тапочки из-под кровати.
- Кэлли что-то затевает. Мы не можем ей дозвониться уже несколько часов. Ты знаешь, что происходит?
- Кажется, догадываюсь. Через час, где обычно.
Касси все же попыталась связаться с подругой, но оба номера не отвечали. Неужели Кэлли решилась? Это же чертовски опасно и непредсказуемо!
Ну да, она легко могла сойти за свою в любой европейской стране – манерой одеваться, разговаривать и вести себя, - но Касси всегда подозревала, что напарница родом из Российской Империи. Эти русские все какие-то безбашенные!
Может, это из-за того, что у них долгая морозная зима, размышляла девушка, одеваясь и причесываясь. В самом начале их знакомства Кэлли говорила что-то такое, про зависимость характера человека от климата местности. Испанцы темпераментные, потому что солнце у них жаркое и круглый год; англичане сдержанные, потому что туман и дожди. А территория Империи охватывала шесть или семь климатических поясов, неудивительно, что ее жители могли натворить черт-те знает что даже в состоянии абсолютной трезвости!

Касси добралась до места встречи быстрее, чем ожидала, но мужчины были там и одновременно поднялись, чтобы поздороваться.
Они были несхожи внешне: Винг – белокурый, голубоглазый, разговорчивый, улыбчивый; Бен – темноволосый, темноглазый, молчаливый. Но оба одинаково надежны. Касси не раз задумывалась о том, что же связывает этих мужчин, но на все ее осторожные расспросы Винг отшучивался, а Бен – отмалчивался.
- Итак, - сказал Винг после того, как официант принял заказ и ушел, - вчера вечером я видел нашу малышку. Говорили о разном, немного обсудили "спящие" артефакты и ритуалы, способные эти артефакты "разбудить", посмеялись над некоторыми инструкциями, предписывающими приносить в жертву исключительно девственниц. А на рассвете мне звонит один человечек и, помимо всего прочего, сообщает, что у Гэрарда Бауэра ночью была похищена некая вещичка ценности необыкновенной. Прямо-таки из-под подушки вытащили! Бауэр рвет и мечет, его люди прочесывают всех ювелиров в радиусе 150 километров, хотя и дураку ясно, что смысла в этом нет. И ладно, думаю я, и пытаюсь снова уснуть. Не тут-то было! Теперь мне звонит Бен и делится своими сомнениями по поводу Кэлли, мол, странная она какая-то в последнее время. Я рассказал ему новости, и тут Бенджамин вспоминает, что на прошлой неделе он вместе с нашей малышкой обсуждал лунные циклы, солнечную активность и всякое такое. Далее выясняется, что Кэл отключила сотовый. Может, хоть ты немного прояснишь ситуацию? Нам, в принципе, все ясно, но куда ехать?
- Не знаю, - Касси опустила голову на стол. – Ее парень, Папуль, погиб меньше трех месяцев назад. Это все, что я знаю. Я пыталась утешить ее, говорила что-то про время, и сказала, что ничего уже не вернуть. – Касси выдохнула, подняла голову и встретила внимательный взгляд Бена. – Зря, да?
- Ты не в ответе за ее поступки, - произнес Бен.
Касси кивнула, отчасти успокоенная его словами.
- Кроме того, она редко нуждается в подсказках, - добавил Бен.
- То есть, нам осталось всего ничего, - сказал Винг, - выяснить, где умер неведомый Папуль. А завтра полнолуние.
- Он играл на гитаре в какой-то рок-группе, - постукивая пальцами по столешнице, припомнила Касси. – Кэлли мало о нем говорила, вы же ее знаете!
Винг и Бен одновременно качнули головами. Во всем, что касалось ее личной жизни, Кэлли была абсолютной противоположностью напарнице. Касси охотно рассказывала обо всех своих романах, красочно описывая подробности, не делая секрета из своей любвеобильности и слабости к стройным длинноногим парням. Более того, понаблюдав за девушкой некоторое время, можно было в любой момент с уверенностью определить, на какой стадии находятся отношения Касси и ее очередного увлечения, от "я таю от его улыбки, понимаешь?" до "эм… милый, нам надо поговорить…". Кэлли всегда называла этот период "тут такое дело…" и как-то по-особому улыбалась, так, что нельзя было удержаться от ответной улыбки.
Кэлли вообще часто веселила друзей и шутила, что у них классная команда: Касси – красота, Винг – ум, Бен – основательность, а сама она – чувство юмора. Никто и никогда не видел Кэлли злой, раздраженной или плачущей. Никто и не предполагал, что она способна на такое – изменить весь мир ради одного человека, повернуть время вспять, сломать хрупкое равновесие.
- Она ведь пару раз была на чьих-то концертах, - Винг вертел в руках зубочистку. – Я задам поиск.
- И у нас будет больше, чем ничего, - добавил Бен.
- А если мы ее не найдем? – запаниковала Касси. – У нас так мало времени! – Девушка всплеснула руками. – Да и что мы будем делать, если найдем? А я сегодня видела ужасный сон – там всё горело и взрывалось! Всё, понимаете?
Бен положил ей на плечо руку и пообещал:
- Мы что-нибудь придумаем.
- Кроме того, может произойти замещение, - сказал Винг.
- Как это? – не поняла Касси.
Винг открыл рот, потом закрыл, словно передумав говорить, но друзья ждали.
- Ну, она же хочет вернуть его… из мертвых, но ничто не проходит бесследно и кому-то, возможно, придется умереть и, вероятнее всего, это будет она…
- Поехали, - поднялся Бен. – Ты задашь поиск, а мы еще что-нибудь постараемся припомнить.
Они расплатились по счету и покинули кафе.
На полпути к парковке, где Касси оставила свой кабриолет, произошло нечто странное. Окружающее пространство и время на мгновение словно бы подернулось серым, застыло, потом моргнуло - и немного измененный мир продолжил жить, но только Бен заметил это – для остальных все было как вчера.
Касси хвасталась своим новым автомобилем поразительно белого цвета и уверяла, что разгоняется до сотни км/ч за семь секунд. Винг, обходя машину, не соглашался. Они спорили до тех пор, пока Бен не посоветовал им лично проверить. Ребята еще немного посовещались, какую трассу выбрать, но все-таки уехали. Звали с собой и Бена, но он отговорился, сославшись на боязнь блондинок за рулем. Касси состроила гримасу и нарочито медленно выкатила со стоянки.
Бен отправился к себе, зная, что найдет там Кэлли. С большой долей вероятности он мог даже предугадать, как она будет одета. На подъездной дорожке стоял мотоцикл, это значило – джинсы, футболка, кожаная куртка, кроссовки, перчатки с обрезанными пальцами; все черно-синих цветов, может, немного красного.
Заходя в дом, Бен поморщился. В его понимании музыкой являлись сочинения классиков и некоторые произведения Поля Мориа и Эннио Морриконе; все остальное было шумом.
Кэлли любила рок во всех его проявлениях. Вот и сейчас из динамиков неслись вперемешку бас-гитара, ударные и "We are warriors, warriors of the world!". Сама девушка обнаружилась на кухне. Она сидела на широком подоконнике, держа в одной руке кружку с кофе, а в другой -… сигарету?
Бен сел на высокий табурет у стилизованной под старину барной стойки и произнес:
- Так.
- Верно, - подтвердила Кэлли. – Тебе недолго осталось меня терпеть.
- Они решили, что ты хочешь его вернуть.
Девушка улыбнулась.
- Его смерть – это следствие, причиной была авария. Я устранила ее.
- Так это… - Бен кивнул на браслет, украшавший левую руку Кэлли.
- Исполняет желания, да. – Кэлли подняла руку повыше, любуясь игрой света в камнях, что были подвешены к серебряной основе. – Я верну его Гэрарду – он все равно ничего не знает об истинных свойствах этого браслета. А если и узнает, побоится использовать. За все надо платить.
- И что – этот твой Па-вел… - Бен произнес имя с еле заметным отвращением, - поблагодарил тебя за спасение? Или ты не сказала ему?
- Мы расстались. – Кэлли глубоко затянулась и затушила окурок пальцами. – Дети.
- Аха, - протянул Бен, - чистота крови. Я знал, что этим все кончится. Я предупреждал, что не надо было и начинать. Ошибочно полагать…
Кэлли повернула голову в его сторону. Обычно карие, сейчас ее глаза почернели. Бен ощутил, как деревянная столешница под его руками начала стремительно нагреваться, карта мира на стене затрещала, звякнули бокалы под мартини в шкафчике.
- Я не должен был говорить этого, - Бен склонил голову. – Я виноват.
- Ты забыл, кто я. – Кэлли соскочила на пол. – Проводи.
Наблюдая за тем, как она садится на мотоцикл, Бен все-таки решился задать вопрос, давно мучавший его.
- Но почему?
Кэлли положила руки на руль, ожидая продолжения.
- Ты знала, что нам нельзя вмешиваться в человеческие судьбы. Ты знала, что придется платить. И отдала свою жизнь за его, которую он проведет не с тобой. Я не понимаю.
- Ты никогда не поймешь, - Кэлли улыбнулась и включила зажигание. – Ты слишком много думаешь.
Она уехала, а он еще долго стоял, не замечая палящего солнца и размышляя над ее словами. Наконец тряхнул головой, пробормотал: "Много думаю, еще чего!" и ушел в дом.

Для Касси этот вечер закончился, как и все, что она проводила с Вингом. Легкий ужин, прогулка по линии прибоя, приятная болтовня ни о чем и венчающий все секс. И каждый раз после, выходя на балкон в то время, как Винг закуривал сигарету – это уже превратилось в своеобразный ритуал, - Касси давала себе твердое обещание, что вот сейчас точно был "последний раз". Но через несколько недель все повторялось снова. И снова.
Винг ни капельки не походил ни на одного из ее парней – он был старше, водил минивэн, а не спорткар, никогда не читал Маркеса и не называл Касси "деткой".
Тогда почему её так тянуло к нему? Девушка решила, что всё дело в сексе. В постели Винг совершенно преображался: из улыбчивого и немного безалаберного мужчины он становился нежным и внимательным любовником. Его прикосновения и поцелуи буквально переворачивали Касси душу и дарили необъяснимое и невероятное чувство умиротворенности.
Девушка вздохнула, немного завидуя многочисленным любовницам Винга, которые, по её мнению, у него были. И тут же все посторонние мысли улетучились у неё из головы, потому что мужчина подошёл, неслышно ступая босыми ногами по деревянному полу, обнял девушку и поцеловал её в висок.

Следуя известным и многочисленным стереотипам, растиражированным в масс-культуре, Кэлли сейчас пристало напиваться в хлам в третьесортном баре, кляня горькую судьбу и несчастливую любовь. Закончилось бы это, вероятнее всего, головной болью, жутким похмельем и провалом в памяти.
Кэлли знала, что алкоголь не поможет - погрузит в кратковременное забытье, и только. Но не уменьшит боль от понимания содеянного.
Калерия Бенеш нарушила один из главных принципов своего народа - принцип меньшего зла.
Вернувшись назад во времени, она предотвратила ту аварию, в которой погиб её любимый, и спровоцировала другую, со школьным автобусом. Радостные и чумазые подростки, они ехали с какого-то соревнования, размахивали флагами, что-то кричали, пели... Потом столкновение, визг тормозов, пропасть.
Кэлли не знала о них ничего, не помнила их лиц, но была уверена, что они будут приходить к ней - бесплотными призраками, зыбкими тенями, - и задавать один и тот же вопрос: "Почему?"
Впрочем, осознание вины будет мучить Кэлли недолго - по её меркам, разумеется.
Браслет, что она позаимствовала у Бауэра, вполне оправдал свою зловещую репутацию, выполнив желание девушки, но заставив её заплатить своей жизнью.
Кэлли вспомнила слова Бена: "Ты знала, что придется платить. И отдала свою жизнь за его, которую он проведет не с тобой".
- Это любовь, детка, - произнесла Кэлли, улыбаясь сквозь слезы. - Любовь...
Она свернулась в клубочек, неосознанно пытаясь хоть немного облегчить душевную боль, и подумала: изменилось бы что-то, знай она о возможных последствиях заранее?
Кэлли вспомнила улыбку Павла, его голос, глаза... и решила: нет.
Она бы поступила так же. Он жив, и это главное. А за свои грехи она ответит сама.
И тот, кто осудит её, наверное, никогда не любил.



@темы: Мое собственное, О жизни и вообще, Фикрайтерство